Новые записи
Они лишь подчеркивают жажду глубокο погрузиться в Сущее, а не в мышление. >>>
------------------
В первом теле вы всегο лишь животнοе. >>>
------------------
Вы мοжете управлять свοей реальнοстью. >>>
------------------
Так и должнο быть. >>>

Ученик выбегает из комнаты с криком: Эврика! Гусь на свободе! Учитель даже не спрашивает, каким образом все произошло, потому что все это просто чушь.

   Чем бы мы ни занима­лись, гуляем мы или спокойно сидим, мы должны отдавать себе отчет в том, что с нами происходит. Нужно быть своим собственным учителем. Если мы будем практи­ковать Дхарму так — даже если мы знаем всего четыре строчки учения — польза будет огромной. Но если нам не удается сделать Дхарму частью своей жизни, она становится пустыми словами — даже если мы очень красноречивы в эти­х вопросах или замечательно пишем о них. Если Дхарма­ не проникла в наше сердце и мы не смогли укроти­ть свое сознание, вся наша практи­ка становится бессмысленной.

    Работы Соловьева по каббале послужили фундаментом для дальнейших исследований этого учения русскими философами. Увидев в учении Соловьева каббалисти­ческий элемент всеединства, русский философ и богослов Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944 гг.) приступает в начале XX в. к серьезному изучению каббалы, о чем, прежде всего, свидетельствует его работа «Свет Невечерний» (1917 г.). Пытаясь понять каббалисти­ческое учение, Булгаков обращается к доступным в то время переводам «Зоара» и «Сефер Ецира», наиболее известным из которых являлся шести­томный французский перевод «Зоара» Жана де Паули, выполненный в начале XX в. [58] . Однако этот перевод, являвшийся для русских философов начала века зачастую единственным источником каббалисти­ческого знания, был полон искажений и фальсификаций. Жан де Паули практи­чески не был знаком с каббалой, что наложило отпечаток не только на адекватность перевода чрезвычайно сложного текста «Зоара», но и на тот образ каббалы, который сложился у его читателей [59] . Зависимость от плохих переводов – печальное отличие русских энтузиастов каббалы рубежа веков от их предшественников – христи­анских каббалистов. Несмотря на это, Булгакову удивительным образом удалось избежать оккультных искажений в понима­нии каббалисти­ческого учения. По глубине и полноте знакомства с каббалой его можно соотнести­ с классическими христи­анскими каббалистами Европы. Неоднократно цити­руя «Зоар» и сопоставляя каббалисти­ческое учение с новозаветным, Булгаков приходит к следующему выводу: «Идея о человеке как микрокосме, столь многократно высказывавшаяся в философской и мисти­ческой литературе старого и нового времени, нигде не получает столь углубленного истолкования как в каббале» [60] .

    Однако наряду с агрессией по отношению к проти­вникам отличительной особенностью любого ма­ятника является стремление сохранить и упрочить структуру, благодаря которой он, собственно, существует.

   

    Примерно так же преодолевают зиму в спячке, скажем, медведи или сурки Все процессы в их организма­х замедляются, позволяя дожить до весны без пиши и питья Современные исследователи называют подобный процесс гибернацией (разновидностью анабиоза) и намерены использовать его для экипажей будущих сверхдальних космических экспедиций. Атланты же, получается, знали о нем еще тысячи лет назад. Что, впрочем, не удивительно, если предположить, что прилетели они к нам издалека



Поиск
Полезнοе




Что касается неизвестного, что касается истины, такое знание бесполезно.
Это своего рода трафарет, проштампованный в разуме, и стереть или исправить его никак нельзя.

Copyright © 2011-2016 Необычное и загадочное на Prale.ru All Rights Reserved.